Алексей Сидоренко (alekssidor) wrote,
Алексей Сидоренко
alekssidor

Дело Осиповой: из наркодилеров в иконы оппозиции

Последнюю неделю московские ленты новостей сообщают о неких «сидельцах» у Соловецкого камня, расположенного недалеко от Лубянской площади и здания ФСБ. Молодые люди и девушки, ассоциированные с нацбольской и леволиберальной тусовкой в ежедневном режиме пытаются провести сидячую забастовку у Соловецкого камня, однако, бдительная полиция раз за разом поднимает юных героев с пятых точек, колен и других частей тела, направляя в местные ОВД. Данные акции приурочены к «делу Таисии Осиповой» – малоизвестной смоленской активистки «Другой России» и НБП, задержанной органами в ноябре 2010 года за хранение наркосодержащих веществ в особо крупном размере.

Фабула всей истории довольно проста: Таисия попала в СИЗО 25 ноября 2010 года, после того, как на квартире, где она проживает с мужем, были обнаружены пять пакетов с наркотическими веществами, спрятанные в детских вещах. Теперь активисты леворадикальных и правозащитных организаций пытаются выдать это банальное уголовное дело за акт политического преследования, хотя очевидно, что в хранении наркотиков на дому, да еще и в особо крупном размере, никакой «политики» быть не может (если только Таисия не пропагандирует идею «легалайза», однако, сведений об этом нет). Тем не менее, радикалы ежедневно ходят сидеть на Соловецком камне, игнорируя нормы административного законодательства, регламентирующие правила проведения акций, митингов и пикетов. Схема старая: «сдайся и распиарься». Именно так активисты пытаются привлечь внимание СМИ к проблеме, которая не стоит выеденного яйца.

Собственно говоря, виновница всех «торжеств» Таисия Осипова никогда не была пай-девочкой, чтящей административный и уголовный кодексы. В пользу ее сложных отношений с законодательством России свидетельствуют
активное участие в деятельности ныне запрещенной Национал-большевистской партии Лимонова, никогда не брезговавшей преступать юридические нормы, ради экономической и политической выгоды. Так, еще в 2003 году Таисия была осуждена за нападение на губернатора Виктора Маслова по статье 213 УК РФ (хулиганство) и статье 218 (насилие по отношению к представителю власти), правда в тот раз отделалась условным сроком. Теперь же обвинение более чем серьезно, «особо крупный размер» может принести незадачливой «другоросске» до 8-ми лет лишения свободы. На этот раз, естественно, речи об условном сроке идти не может.

Понимая всю сложность ситуации, коллеги Осиповой по партии стараются сделать все для того, чтобы дискредитировать следствие, традиционно обвиняя навязшую на зубах «кровавую гэбню» в подлоге наркотиков. Кроме того, активисты шантажируют правоохранительные органы состоянием здоровья подследственной, утверждая, что мать пятилетнего ребенка, страдающая диабетом и нуждающаяся в постоянных инсулиновых инъекциях, не может содержаться в камерах, что она там буквально умирает, впадая в кому и претерпевая невыносимые страдания. Оба этих риторических приема хорошо известны по прецедентам других судебных процессов, где фигурируют деятели внесистемной оппозиции. Причем, что характерно, чаще всего они применяются в ситуациях, когда в деле невозможно найти какой-либо политический подтекст и от него за версту несет уголовщиной. Но отдельного рассмотрения, тем не менее, заслуживает попытка надавить на сочувствие аудитории через образ «смертельно больной матери в застенках».

Здесь докопаться до истины нам поможет протокол посещения изолятора Таисии Осиповой специальной правозащитной комиссией под руководством уполномоченного по правам человека в Смоленской области А.М. Капустина. Результаты осмотра оказались более чем любопытными. Приводим дословные цитаты:

«Комиссионно установлено, что Осипова Т.В. поступила в Следственный изолятор №1, где прошла первичный медицинский осмотр, флюорографию. Был осуществлён сбор анализов. Жалоб на состояние здоровья от неё не поступало».
«06.12.2010 года Осипова Т.В. обратилась к администрации СИ-1 за медицинской помощью, пояснив, что в 2005 году ей выставлялся диагноз «гестационный диабет».
Т.е. фактически она вспомнила о том, что когда-то ей был поставлен диагноз «диабет» и сообщила об этом (прим. авт.)
«Выставлен диагноз: нарушение толерантности к углеводам. Ожирение II степени. Рекомендовано соблюдение диеты в виде моно- и дисахаров. Назначено лечение».
«Установлено, что за период пребывания в СИЗО состояний с нарушением сознания (кома) у пациентки не наблюдалось и в первичной медицинской документации не зафиксировано, что подтвердила и сама Т.В.Осипова. Рекомендованной диеты, исключающей сахаросодержащие продукты, Осипова Т.В. строго не придерживается. Учитывая анамнез, жалобы пациентки, уровень глюкозы крови по данным амбулаторной карты, врачом был установлен клинический диагноз: «Сахарный диабет 2 тип. Ожирение 2 степени».
«По мнению медицинских работников в данном случае принятие инсулина не показано. В личной беседе Осипова Т.В. жалоб на условия содержания и получаемое лечение в Следственном изоляторе №1 не высказывала. На территории следственного изолятора находятся три медицинских учреждения: медчасть следственного изолятора, областная больница для осужденных и межобластная психиатрическая больница. В вечернее и ночное время организовано дежурство врачей, имеющих достаточную квалификацию для оказания экстренной медицинской помощи. При необходимости, в случае невозможности оказания помощи в условиях медицинских учреждений следственного изолятора, медицинскими работниками вызывается «скорая помощь» с помещением больного в медучреждение системы здравоохранения г. Смоленска».

И, наконец, по поводу слухов о том, что незадачливую мать хотят лишить родительских прав, а над ребенком издеваются правоохранительные органы:
В результате выяснилось, что сотрудники Управления опеки и попечительства Администрации города Смоленска не располагают информацией по вопросу лишения родительских прав Осиповой Т.В. и Фомченкова С.А. в отношении их несовершеннолетней дочери Катрины. Ребёнок, в соответствии со ст. 160 УПК РФ, был передан на попечение тёте, Фомченковой Ольге Александровне, 1969 г.р., зарегистрированной по адресу: г. Смоленск, ул. П. Алексеева, д.10, кв. 43, где в настоящее время и проживает. По словам О.А. Фомченковой, ребёнок ни в чём не нуждается, сотрудники органов опеки и Саму Т.В. Осипову нынешнее жизнеустройство дочери устраивает.

Комментарии, как говорится, излишни. Однако на днях эта история получила неожиданное продолжение. Прокремлевское движение «Россия молодая» (а точнее участники проекта «Молодежный антинаркотический спецназ») пришли 26 июля 2011 года к Соловецкому камню для того, чтобы проверить пикетирующих нацболов на употребление наркотиков. PR-подоплека этой акции была очевидна: заставить бастующих стушеваться перед камерой в ответ на предложение пройти провериться на наркотики, чем вызвать подозрения в том, что они употребляют запрещенные препараты. В случае удачного исхода такая акция резко повысила бы уровень недоверия к политизации дела Осиповой. Но события развивались не по сценарию Румола. Когда готовящиеся к сдаче в полицию лимоновцы и другороссы поняли, чего от них хотят, они неожиданно согласились пройти тест на наркотики. Член политсовета «Другой России» Сергей Аксенов, например, заявил прессе: «Конечно, я приду протестируюсь. Мне нечего скрывать». Однако как сообщили в пресс-службе «России молодой», на следующий день 27 июля 2011 года к назначенному месту в назначенное время никто так и не пришел. По всей видимости, проблема наркомании среди внесистемной оппозиции действительно актуальна и «Другой России» просто не удалось найти своих представителей, ни разу в жизни не употреблявших наркотики.

Ситуацию прокомментировал лидер движения «Россия молодая» Антон Демидов: «Люди, которые каждый день ходят в одно и то же место, чтобы сдаться в руки полиции сами по себе вызывают подозрение, поэтому мы решили проверить, имеют ли причастность к их странному поведению наркотические вещества, как в случае с Таисией Осиповой. Мы хорошо помним прецедент с нацболкой Людмилой Харламовой, которая была осуждена за хранение наркотиков в 2007 году и прекрасно осведомлены о том, что одна одиозная нацболка получила прозвище «Белая» из-за зависимости от кокаина. Пообещав пройти тест на наркотики и, впоследствии, малодушно нарушив данное слово, нацболы лишний раз подтвердили подозрения относительно их повального увлечения запрещенными препаратами».

 

Алексей Сидоренко
29/07/2011 15:01

 

http://www.segodnia.ru/index.php?pgid=2&partid=5&newsid=14445
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments