Алексей Сидоренко (alekssidor) wrote,
Алексей Сидоренко
alekssidor

Полезная информация про Шарпа - архитектора революций

Оригинал взят у novser в Архитектор революций Джин Шарп

Один из столпов оппозиции в интернете, портал newsru.com опубликовал 22 февраля подробный материал о теоретике ненасильственного сопротивления Джине Шарпе:
Разработчик методик ненасильственных форм сопротивления власти, довольно успешно применяемых уже два десятилетия во многих странах мира, американский историк и политолог Джин Шарп отрицает свою причастность к оппозиционным настроениям, охватившим Россию с конца прошлого года. Шарп, заслуженно носящий титул "идеолога оранжевых революций", говорит, что сам учился именно у русских, и просит россиян не забывать "славных страниц истории борьбы с царизмом и сталинизмом".


Надо сказать, что его нашумевшая книга «От диктатуре к демократии» на вид совсем не страшная. Скорее брошюра. Всего-то 60 страниц. Зато на этих 60 страницах содержится подробная пошаговая инструкция – как свергать власть.
Что меня поразило больше всего в этой книге это то, что один из методов ненасильственного сопротивления, рекомендуемый Шарпом это самосожжение. И сразу же вспомнилось – в Тунисе революция началась как раз с двух самосожжений. А буквально несколько дней назад в Москве таким образом пыталась покончить жизнь самоубийством тетка из провинции перед проходной Белого дома.
Есть в списке ненасильственных акций Джина Шарпа и такой – демонстративный отказ военных от наград. А новость про это я читал буквально утром на «Голосе Америки» - несколько пожилых военных пенсионеров решили отправить свои награды в Администрацию Президента в знак протеста против развала армии. – Не важно, что Путин армию укрепляет, перевооружает, что западные СМИ пестрят заголовками «Путин готовится к войне». В инструкции сказано – надо отказываться от наград. Значит надо.
Наиболее ярко плоды деятельности «теоретика революций» видны на примере Сербии, где подготовленные на Западе по методикам Шарпа активисты движения «Отпор», сыгравшие решающую роль в свержении Слободана Милошевича 5 октября 2000 года, превратили экспорт революций в бизнес:
Эпоха революционеров-идеалистов закончилась. Гарибальди и Че Гевары больше не нужны. В постиндустриальном информационном обществе на конвейере уже производят не машины, а идеи. Семь лет назад некоторые из бывших активистов сербского движения "Отпор", сыгравшего ключевую роль в свержении режима Милошевича, создали в Белграде "Центр по применению ненасильственных акций и стратегии", (сокращенно - "Канвас") который занимается "экспортом мирных революций", сотрудничая с организациями из 43 стран мира.
И далее
А в 2005 году Срджа Попович издал в Соединенных Штатах свою книгу "Ненасильственное сопротивление в 50 пунктах". Это - своего рода мемуары, в которых он обобщил свой опыт ненасильственного сопротивления режиму. В книге разработана теория и практика ненасильственного сопротивления недемократическим режимам. Эффективными ненасильственные методы борьбы являются именно в тех государствах, режимы которых опираются на силу полиции или войск.
Срджа приоткрывает секрет: Как говорил Ленин, для успеха революции необходимо три вещи: организация, организация и еще раз организация. Я добавлю к этому: нужна молодежь, молодежь и еще раз молодежь. Почему? Потому что молодые энтузиасты, они смелы, и власть мало может воздействовать на них: у них нет ни детей, ни работы, ни богатства, им нечем дорожить. Есть еще одна причина, более прагматичная, даже немного циничная: Каждый раз, когда режим принимается за безоружную молодежь, избивает молодых и бросает их в тюрьмы, - говорит Попович, - он поворачивается спиной к их отцам, дедам, дядям и тетям, друзьям... Короче говоря, ко многим, в том числе и к своим верным сторонникам. А именно это и есть искомая цель.
Приемы, которые советует Попович, достаточно просты и в тоже время эффективны. - На манифестации, которая обещает закончиться столкновениями, поставьте в первые ряды молодых девушек в белых майках. И ждите атаки полиции. Эффект гарантирован: после нескольких ударов на белых блузках будет немного крови (или много, к несчастью). И получаться превосходные кадры, которые обойдут экраны всего мира. И режим будет дискредитирован.

Кстати, «ненасильственными» методы Шарпа можно назвать лишь условно. В ходе арабских революций, прошедших по его сценарию, погибло множество людей. Если в Египте при диктатору Мубараке было относительно тихо и спокойно, то теперь оттуда приходят чуть ли не ежедневно сообщения о гибели десятков и сотен человек. То в ходе демонстрации люди просто передавили друг друга, а то вышедшие из подполья «Братья-Мусульмане», победившие на «свободных» парламентских выборах, устраивают очередную резню для христиан-коптов. Странная свобода какая-то, когда на выборах побеждает террористическая организация. Неужели подобная свобода лучше периода стабильности Мубарака?
Самого Шарпа неоднократно обвиняли в том, что предлагаемые им методы зачастую являются противозаконными. По мнению Тьерри Мейсана, высказанному в статье «Институт Альберта Эйнштейна: отказ от применения насильственных методов в версии ЦРУ» список «198 методов ненасильственных действий» («198 Methods of Nonviolent Action») включает заведомо противозаконные действия, а пункт 148 включает прямо насильственный метод: «мятеж».

А уже отечественный эксперт - Сергей Кургинян, выступая в Красноярске 26.05.2011 высказал предположение, что во время своего визита в Прибалтику в 1991 Шарп занимался организацией снайперов, расстрелявших мирных граждан. Вполне похоже на правду. Ведь Шарп и не скрывает, что основной метод им предлагаемый это провокация. И если свергаемый режим на провокации не поддается, значит необходимо самим эти провокации устраивать.
В России впервые книга «От диктатуры к демократии» была опубликована в 2005 году. Единственные, кто отреагировал на ее выход тогда, были евразийцы. Под руководством Александра Дугина они провели семинар по этой книге, где разобрали все скрытые мотивы, руководящие автором:
Он больше всего боится, что какая либо из так называемых демократических сил пойдет на переговоры с так называемой диктатурой. Потому что переговоры с политическими силами - это поиск определенного консенсуса, задаваемого в национальном поле. Точно также Шарп очень сильно боится вмешательства военных в процесс революции пусть даже на стороне самих революционеров. Пусть даже в форме прореволюционного военного переворота. Потому что вмешательство военных угрожает уже в след за существовавшей диктатурой новой диктатурой. На практике это означает, что те технологии, которые предлагаются здесь, в этом тексте, в этом пособии революционера, они выстроены таким образом, чтобы ни в коем случае на месте разрушаемого прежнего государственного субъекта не возник новый суверенный государственный субъект, государство в котором произошла оранжевая революция не получила бы новый центр власти в замен прежней. Пусть даже самый революционный, пусть даже самый дружественный к американцам и к кому угодно. Зарезанный в ходе революционной драки покойничик, государство, должен попасть на стол к американским хирургам уже предельно размякшим, что бы с ним было удобно проделывать абсолютно любые манипуляции.




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments